Коэффициент Маркса: что побеждает в вашей компании – капитал или труд?
Перевод статьи Нила Ирвина в NYT о новом подходе в измерении неравенства доходов сотрудников и топ-менеджеров компаний.
Публичные корпорации обязаны разглашать средний размер оплаты труда своих работников. Эти числа вдохновили нас на новый аналитический подход к давнишнему вопросу: кому выгоднее всего успех компании — её акционерам или сотрудникам? Владельцам или простым работникам?

Об этом в экономике дебатируют давно. Однако реформа Додда-Франка о финансовом регулировании в США, принятая в 2010 году, внесла лишь незначительные изменения в законодательство: сейчас у нас появился инструмент для измерения того, как доходы акционеров в компаниях открытого типа соотносятся с доходами рядовых сотрудников.

Мы назвали этот коэффициент в честь Карла Маркса, экономиста и философа XIX века, который утверждал, что интересы капиталистов и рабочих противоположны по своей сути. Его интеллектуальные противники же утверждали, что их интересы, напротив, имеют одно направление — ведь успешные компании неизбежно вознаграждают и тех, и тех.

Мы не поддерживаем ни одну из сторон в этом споре. Однако мы выработали простую формулу для подсчёта распределения доходов в компании.

Выведенный нами коэффициент Маркса описывает отношение прибыли компании — доходности капитала, к доходу на каждого сотрудника — доходности труда.

Компании с высоким коэффициентом Маркса предполагают больший доход для акционеров, нежели для работников. К примеру, фармацевтическая компания Pfizer имеет коэффициент Маркса 2.64, что означает, что прибыль акционеров, приходящаяся на одного работника в 2.6 раза больше, чем средняя зарплата рядового работника. Значение коэффициента ниже единицы означает обратное: к примеру, коэффициент Маркса 0.498 для страховой компании Aetna показывает, что средний доход работника компании в два раза больше, чем размер удельной прибыли акционера.

В список компаний с высоким коэффициентом Маркса также входят табачные гиганты Altria и Philip Morris Int., производители потребительских товаров Kraft-Heinz и Colgate-Palmolive, крупнейшие производители фастфуда McDonald's и Yum Brands (отец брендов KFC, Taco Bell и Pizza Hut), и практически все инвестиционные фонды недвижимости.

Те компании, в которых лучше относятся к работникам, в основном включают трудоёмкие отрасли. Это ритейлеры Walmart и Amazon, сеть отелей Mariott и Hilton, Coca-Cola и PepsiCo.

Компании, которые показывают чистый убыток, имеют отрицательный коэффициент Маркса. Для таких компаний, как, к примеру, General Electric и Citigroup в 2017 году, акционеры теряли в доходах, пока работникам продолжали исправно платить.

Из 394 компаний в рейтинге американских компаний с наибольшей капитализацией Standard & Poor's 500, предоставивших свои показатели к 3 мая, средний коэффициент Маркса был 0.82, то есть средняя зарплата в типичной компании была выше, чем прибыль на одного работника.

В начале этого года реформа Додда-Франка вынудила публичные компании в США включать в свой финансовый отчёт медианную зарплату работника. Исследовательская фирма MyLogIC обобщила информацию; компании, чей финансовый год заканчивается позже, имеют ещё немного времени, чтобы предоставить эти данные. Мы подробно объясним вычисления и их ограничения ниже.

Медианная зарплата работника — это неточное измерение того, сколько от прибыли компании возвращается работникам. Оно может подвергаться сомнениям в связи с политикой компании по использованию контрактов и найма по неполной занятости, а также упускает из внимания то, сколько именно получает каждый работник из всех, кто есть в компании — что тоже имеет значение.

Учитывая эти недостатки, коэффициент Маркса не является определяющим значением того, как компания влияет на экономику и общество в целом. Это скорее инструмент для определения различий между компаниями и индустриями. Проще говоря, чем сильнее способность компании к увеличению прибыли зависит от владений акционеров — патенты, знаменитый бренд или такие средства производства, как техника или недвижимость — тем больше коэффициент Маркса.

Чтобы увидеть, как коэффициент Маркса может помочь вам понять динамику сравнительной конкурентоспособности компаний и экономическую структуру индустрии, рассмотрим, как варьируются числа известных компаний в некоторых ведущих отраслях.
Публичные корпорации обязаны разглашать средний размер оплаты труда своих работников. Эти числа вдохновили нас на новый аналитический подход к давнишнему вопросу: кому выгоднее всего успех компании — её акционерам или сотрудникам? Владельцам или простым работникам?

Об этом в экономике дебатируют давно. Однако реформа Додда-Франка о финансовом регулировании в США, принятая в 2010 году, внесла лишь незначительные изменения в законодательство: сейчас у нас появился инструмент для измерения того, как доходы акционеров в компаниях открытого типа соотносятся с доходами рядовых сотрудников.

Мы назвали этот коэффициент в честь Карла Маркса, экономиста и философа XIX века, который утверждал, что интересы капиталистов и рабочих противоположны по своей сути. Его интеллектуальные противники же утверждали, что их интересы, напротив, имеют одно направление — ведь успешные компании неизбежно вознаграждают и тех, и тех.

Мы не поддерживаем ни одну из сторон в этом споре. Однако мы выработали простую формулу для подсчёта распределения доходов в компании.

Выведенный нами коэффициент Маркса описывает отношение прибыли компании — доходности капитала, к доходу на каждого сотрудника — доходности труда.

Компании с высоким коэффициентом Маркса предполагают больший доход для акционеров, нежели для работников. К примеру, фармацевтическая компания Pfizer имеет коэффициент Маркса 2.64, что означает, что прибыль акционеров, приходящаяся на одного работника в 2.6 раза больше, чем средняя зарплата рядового работника. Значение коэффициента ниже единицы означает обратное: к примеру, коэффициент Маркса 0.498 для страховой компании Aetna показывает, что средний доход работника компании в два раза больше, чем размер удельной прибыли акционера.

В список компаний с высоким коэффициентом Маркса также входят табачные гиганты Altria и Philip Morris Int., производители потребительских товаров Kraft-Heinz и Colgate-Palmolive, крупнейшие производители фастфуда McDonald's и Yum Brands (отец брендов KFC, Taco Bell и Pizza Hut), и практически все инвестиционные фонды недвижимости.

Те компании, в которых лучше относятся к работникам, в основном включают трудоёмкие отрасли. Это ритейлеры Walmart и Amazon, сеть отелей Mariott и Hilton, Coca-Cola и PepsiCo.

Компании, которые показывают чистый убыток, имеют отрицательный коэффициент Маркса. Для таких компаний, как, к примеру, General Electric и Citigroup в 2017 году, акционеры теряли в доходах, пока работникам продолжали исправно платить.

Из 394 компаний в рейтинге американских компаний с наибольшей капитализацией Standard & Poor's 500, предоставивших свои показатели к 3 мая, средний коэффициент Маркса был 0.82, то есть средняя зарплата в типичной компании была выше, чем прибыль на одного работника.

В начале этого года реформа Додда-Франка вынудила публичные компании в США включать в свой финансовый отчёт медианную зарплату работника. Исследовательская фирма MyLogIC обобщила информацию; компании, чей финансовый год заканчивается позже, имеют ещё немного времени, чтобы предоставить эти данные. Мы подробно объясним вычисления и их ограничения ниже.

Медианная зарплата работника — это неточное измерение того, сколько от прибыли компании возвращается работникам. Оно может подвергаться сомнениям в связи с политикой компании по использованию контрактов и найма по неполной занятости, а также упускает из внимания то, сколько именно получает каждый работник из всех, кто есть в компании — что тоже имеет значение.

Учитывая эти недостатки, коэффициент Маркса не является определяющим значением того, как компания влияет на экономику и общество в целом. Это скорее инструмент для определения различий между компаниями и индустриями. Проще говоря, чем сильнее способность компании к увеличению прибыли зависит от владений акционеров — патенты, знаменитый бренд или такие средства производства, как техника или недвижимость — тем больше коэффициент Маркса.

Чтобы увидеть, как коэффициент Маркса может помочь вам понять динамику сравнительной конкурентоспособности компаний и экономическую структуру индустрии, рассмотрим, как варьируются числа известных компаний в некоторых ведущих отраслях.
Топ-20 компаний, попавших в исследование, по количеству сотрудников
Труд против капитала в банковской сфере
Труд против капитала в банковской сфере
Уолл-стрит может считаться абсолютным бастионом капитализма. Но самые высокие коэффициенты Маркса в финансовой индустрии не найти среди инвестиционных компаний, полных беспощадных коммерсантов и специалистов по сделкам. Скорее покажет своё предпочтение акционерам коммерческая банковская деятельность с вкладами и займами из разных штатов США.

К примеру, коэффициент Маркса у Wells Fargo (коммерческий банк) равняется 1.4, у JPMorgan Chase (финансовый холдинг, образовавшийся от слияния нескольких различных банков) — 1.2. Напротив, коэффициент Goldman Sachs (инвестиционный банк) показывает 0.9 и Morgan Stanley's (ранее инвестиционный банк, сейчас коммерческий) — 0.8.

Фактически, прибыльность коммерческих банков зависит от вещей, которые контролирует компания: их сеть отделений, система информационных технологий, репутация бренда. Их рабочий штат, где в большинстве своём банковские кассиры и сотрудники по предоставлению займов, имеет мало потенциала для повышения зарплаты; медианная зарплата в Wells Fargo приблизительно составляет $60 000.

Напротив, инвестиционные банки нанимают куда более высокооплачиваемых, востребованных профессионалов, которые в обмен на свою квалификацию нуждаются в высокой оплате труда. Медианная зарплата в Goldman Sachs составляет около $135 000. Их сотрудники являются более успешными в подтверждении соответствия той оплате, которую для них установила компания.

В то же время, BlackRock, гигантская компания по управлению активами, платит зарплаты как в Goldman Sachs (средняя $141 987), при этом сохраняя коэффициент Маркса выше, чем у инвестиционных и коммерческих банков, так как оперирует $6.3 триллионами, имея 13 900 работников.
Уолл-стрит может считаться абсолютным бастионом капитализма. Но самые высокие коэффициенты Маркса в финансовой индустрии не найти среди инвестиционных компаний, полных беспощадных коммерсантов и специалистов по сделкам. Скорее покажет своё предпочтение акционерам коммерческая банковская деятельность с вкладами и займами из разных штатов США.

К примеру, коэффициент Маркса у Wells Fargo (коммерческий банк) равняется 1.4, у JPMorgan Chase (финансовый холдинг, образовавшийся от слияния нескольких различных банков) — 1.2. Напротив, коэффициент Goldman Sachs (инвестиционный банк) показывает 0.9 и Morgan Stanley’s (ранее инвестиционный банк, сейчас коммерческий) — 0.8.

Фактически, прибыльность коммерческих банков зависит от вещей, которые контролирует компания: их сеть отделений, система информационных технологий, репутация бренда. Их рабочий штат, где в большинстве своём банковские кассиры и сотрудники по предоставлению займов, имеет мало потенциала для повышения зарплаты; медианная зарплата в Wells Fargo приблизительно составляет $60 000.

Напротив, инвестиционные банки нанимают куда более высокооплачиваемых, востребованных профессионалов, которые в обмен на свою квалификацию нуждаются в высокой оплате труда. Медианная зарплата в Goldman Sachs составляет около $135 000. Их сотрудники являются более успешными в подтверждении соответствия той оплате, которую для них установила компания.

В то же время, BlackRock, гигантская компания по управлению активами, платит зарплаты как в Goldman Sachs (средняя $141 987), при этом сохраняя коэффициент Маркса выше, чем у инвестиционных и коммерческих банков, так как оперирует $6.3 триллионами, имея 13 900 работников.
Технологические гиганты: Амазон против Фейсбука
Технологические гиганты: Амазон против Фейсбука
Вы также можете заметить схожие различия среди наиболее могущественных представителей индустрии технологий.

Фейсбук — высокодоходная компания, создающая почти $635 000 прибыли на одного работника, также высоко оплачивает и труд своих сотрудников с медианной зарплатой в $240 340 при коэффициенте Маркса в 2.64.

Но большая часть прибыли Фейсбука уходит к акционерам — владельцам компании, нежели к работникам. Их доходы зависят от сетевого эффекта, который вовлекает и пользователей, и рекламодателей, и в то же время находится под влиянием акционеров. Рядовые разработчики программного обеспечения и работники по продаже рекламы имеют меньше возможности извлечь большую сумму из приносимой прибыли.

Напротив, Амазон не настолько высокодоходен: большая часть заработка компании появляется с помощью инвестирования существующих бизнес-компаний в новые проекты. А его изначальный бизнес по ритейлингу имеет низкую рентабельность и подразумевает армию работников в центрах распределения товаров и, с покупкой Whole Foods, продуктовых магазинах.

С прибылью на работника лишь $5 359 и средней зарплатой около $28 000 Амазон имеет коэффициент Маркса всего 0.19. Таким образом, ни средний работник Амазона, ни акционер Амазона не вознаграждается слишком щедро.

Другие выдающиеся технологические компании находятся где-то посередине. Alphabet, головная компания Google, создаёт колоссальные $158 000 прибыли в расчёте на одного работника, но, как и у Фейсбука, имеет высокую медианную зарплату в $197 000. Это очень хорошо для коэффициента Маркса в 0.8. Другие гиганты индустрии, Apple и Microsoft, ещё не сообщили свои данные по медианной зарплате, но мы ожидаем увидеть их где-то в середине списка — в предыдущем финансовом году Apple получила прибыль на одного работника в размере $393 100, а Microsoft в размере $171 000.
Вы также можете заметить схожие различия среди наиболее могущественных представителей индустрии технологий.

Фейсбук — высокодоходная компания, создающая почти $635 000 прибыли на одного работника, также высоко оплачивает и труд своих сотрудников с медианной зарплатой в $240 340 при коэффициенте Маркса в 2.64.

Но большая часть прибыли Фейсбука уходит к акционерам — владельцам компании, нежели к работникам. Их доходы зависят от сетевого эффекта, который вовлекает и пользователей, и рекламодателей, и в то же время находится под влиянием акционеров. Рядовые разработчики программного обеспечения и работники по продаже рекламы имеют меньше возможности извлечь большую сумму из приносимой прибыли.

Напротив, Амазон не настолько высокодоходен: большая часть заработка компании появляется с помощью инвестирования существующих бизнес-компаний в новые проекты. А его изначальный бизнес по ритейлингу имеет низкую рентабельность и подразумевает армию работников в центрах распределения товаров и, с покупкой Whole Foods, продуктовых магазинах.

С прибылью на работника лишь $5 359 и средней зарплатой около $28 000 Амазон имеет коэффициент Маркса всего 0.19. Таким образом, ни средний работник Амазона, ни акционер Амазона не вознаграждается слишком щедро.

Другие выдающиеся технологические компании находятся где-то посередине. Alphabet, головная компания Google, создаёт колоссальные $158 000 прибыли в расчёте на одного работника, но, как и у Фейсбука, имеет высокую медианную зарплату в $197 000. Это очень хорошо для коэффициента Маркса в 0.8. Другие гиганты индустрии, Apple и Microsoft, ещё не сообщили свои данные по медианной зарплате, но мы ожидаем увидеть их где-то в середине списка — в предыдущем финансовом году Apple получила прибыль на одного работника в размере $393 100, а Microsoft в размере $171 000.
Экстремальные значения коэффициента Маркса
Экстремальные значения коэффициента Маркса
Наиболее высокие показатели коэффициента Маркса были найдены в инвестиционных фондах недвижимости: компании с благоприятным режимом налогообложения инвестируют в недвижимость. Такие публичные компании — типичный пример коэффициента Маркса в 4.13, что выше, чем у любых других категорий компаний.

Это важно, поскольку такие компании работают больше как инструменты, через которые происходит размещение капитала в сфере недвижимости, нежели как традиционные коммерческие предприятия. Самый высокий коэффициент Маркса — 38, к примеру, был показан Duke Realty, компанией из Индианаполиса, управляющая $6.2 млрд стоимости индустриальной недвижимости, имея при этом только 400 работников (которые, необходимо добавить, получали среднюю зарплату в $109 695).

Некоторые компании с наиболее высоким значением коэффициента Маркса, как и с наиболее низким, можно найти в индустрии нефти и газа. Энергетические компании делают большие ставки, часто на деньги кредиторов, успех которых зависит от будущей цены на рынке и их способности добывать нефть.

Это объясняет, как EQT Corp., производитель природного газа из Питтсбурга, имел один из наиболее высоких коэффициентов Маркса не в среде инвестиционных банков — 7.1, тогда как нефтяной гигант Marathon Oil из Хьюстона имел самый низкий: — 18.9. Убыток Marathon в $5.7 млрд был связан в основном с продажей компании Canadian Oil Sands.

Снижение цены на газ и нефть стало плохой новостью для многих энергетических акционеров. Энергетические компании заняли 4 из 5 нижних позиций по значению коэффициента Маркса.

Хорошая сделка для акционеров — вкладывать свои средства, когда всё развивается стабильно, но тем не менее они ответственны за большой риск, который нельзя предположить.
Наиболее высокие показатели коэффициента Маркса были найдены в инвестиционных фондах недвижимости: компании с благоприятным режимом налогообложения инвестируют в недвижимость. Такие публичные компании — типичный пример коэффициента Маркса в 4.13, что выше, чем у любых других категорий компаний.

Это важно, поскольку такие компании работают больше как инструменты, через которые происходит размещение капитала в сфере недвижимости, нежели как традиционные коммерческие предприятия. Самый высокий коэффициент Маркса — 38, к примеру, был показан Duke Realty, компанией из Индианаполиса, управляющая $6.2 млрд стоимости индустриальной недвижимости, имея при этом только 400 работников (которые, необходимо добавить, получали среднюю зарплату в $109 695).

Некоторые компании с наиболее высоким значением коэффициента Маркса, как и с наиболее низким, можно найти в индустрии нефти и газа. Энергетические компании делают большие ставки, часто на деньги кредиторов, успех которых зависит от будущей цены на рынке и их способности добывать нефть.

Это объясняет, как EQT Corp., производитель природного газа из Питтсбурга, имел один из наиболее высоких коэффициентов Маркса не в среде инвестиционных банков — 7.1, тогда как нефтяной гигант Marathon Oil из Хьюстона имел самый низкий: — 18.9. Убыток Marathon в $5.7 млрд был связан в основном с продажей компании Canadian Oil Sands.

Снижение цены на газ и нефть стало плохой новостью для многих энергетических акционеров. Энергетические компании заняли 4 из 5 нижних позиций по значению коэффициента Маркса.

Хорошая сделка для акционеров — вкладывать свои средства, когда всё развивается стабильно, но тем не менее они ответственны за большой риск, который нельзя предположить.
Вычисления коэффициента Маркса и его ограничения
Вычисления коэффициента Маркса и его ограничения
Вычисления, которые стоят за коэффициентом Маркса, а также некоторые ограничения по исходным данным делают конечную цифру несовершенным показателем для расчёта того, как компания вознаграждает своих акционеров по отношению к работникам.

Числитель — чистый доход компании в расчёте на одного работника. Стоит учитывать, что чистый доход сильно зависит от ежегодных колебаний, и не обязательно отражает точные показатели эффективности компании в конкретном году.

Чем числитель не является — он не про прибыль, которую акционеры могут получить через биржевую стоимость акций или дивиденды. Он основан на базовых экономических данных в бизнесе — стоимость акций же может меняться по ряду причин.

В знаменателе — медианная оплата труда работников, которая отражена в финансовых отчётах компании — показатель, который показывает дисбаланс в распределении заработных плат работников компании.

Компании также имеют различную степень гибкости в расчёте средней оплаты труда, поэтому сравнения по коэффициенту Маркса не обязательно точно эквивалентны. К примеру, они могут использовать статистическую выборку вместо актуальных платёжных ведомостей, или могут не включать работников без гражданства США, основываясь на правилах приватности зарубежных рынков.

Лучшим показателем для идеи, которую мы пытаемся воплотить, была бы средняя оплата работников не руководящих должностей, но компании не обязаны отчитываться об этом публично.

Мы специально сделали расчёты коэффициента Маркса простыми. Но если вы хотите немного усложнить их, это можно сделать следующим образом.

Вы можете скорректировать имеющиеся расчёты, основанные на показателях отношения капитала компании и её финансовых показателей. Акционерный капитал, к примеру, фиксирует балансовую стоимость активов компании минус её обязательства. Если две компании генерируют одинаковую прибыль, но одной из них требуется меньше активов для этого, она значительно более эффективна в создании дохода на капитал.

Вы также можете скорректировать вычисления прибыльности компании, чтобы выровнять доходы для акционеров компании. Когда компания замечает убытки выше нормы, это часто происходит, поскольку компания осознает, что прошлое финансовое решение было принято «по слишком дорогой цене». В случае обнаружения убытков выше нормы, компания чаще всего просто фиксирует неудачное решение в прошлом, а не предоставляет информацию о будущих показателях эффективности.

Учитывая все эти ограничения, коэффициент Маркса не должен быть использован как окончательная мера наличия неравенства в компании. Вероятнее его стоит расценивать как важную догадку о том, как компании организованы, какова их экономическая структура, и как распределяется прибыль внутри компаний.
Вычисления, которые стоят за коэффициентом Маркса, а также некоторые ограничения по исходным данным делают конечную цифру несовершенным показателем для расчёта того, как компания вознаграждает своих акционеров по отношению к работникам.

Числитель — чистый доход компании в расчёте на одного работника. Стоит учитывать, что чистый доход сильно зависит от ежегодных колебаний, и не обязательно отражает точные показатели эффективности компании в конкретном году.

Чем числитель не является — он не про прибыль, которую акционеры могут получить через биржевую стоимость акций или дивиденды. Он основан на базовых экономических данных в бизнесе — стоимость акций же может меняться по ряду причин.

В знаменателе — медианная оплата труда работников, которая отражена в финансовых отчётах компании — показатель, который показывает дисбаланс в распределении заработных плат работников компании.

Компании также имеют различную степень гибкости в расчёте средней оплаты труда, поэтому сравнения по коэффициенту Маркса не обязательно точно эквивалентны. К примеру, они могут использовать статистическую выборку вместо актуальных платёжных ведомостей, или могут не включать работников без гражданства США, основываясь на правилах приватности зарубежных рынков.

Лучшим показателем для идеи, которую мы пытаемся воплотить, была бы средняя оплата работников не руководящих должностей, но компании не обязаны отчитываться об этом публично.

Мы специально сделали расчёты коэффициента Маркса простыми. Но если вы хотите немного усложнить их, это можно сделать следующим образом.

Вы можете скорректировать имеющиеся расчёты, основанные на показателях отношения капитала компании и её финансовых показателей. Акционерный капитал, к примеру, фиксирует балансовую стоимость активов компании минус её обязательства. Если две компании генерируют одинаковую прибыль, но одной из них требуется меньше активов для этого, она значительно более эффективна в создании дохода на капитал.

Вы также можете скорректировать вычисления прибыльности компании, чтобы выровнять доходы для акционеров компании. Когда компания замечает убытки выше нормы, это часто происходит, поскольку компания осознает, что прошлое финансовое решение было принято «по слишком дорогой цене». В случае обнаружения убытков выше нормы, компания чаще всего просто фиксирует неудачное решение в прошлом, а не предоставляет информацию о будущих показателях эффективности.

Учитывая все эти ограничения, коэффициент Маркса не должен быть использован как окончательная мера наличия неравенства в компании. Вероятнее его стоит расценивать как важную догадку о том, как компании организованы, какова их экономическая структура, и как распределяется прибыль внутри компаний.
Источник: Neil Irwin. Is Capital or Labor Winning at Your Favorite Company? Introducing the Marx Ratio. The New York Times. May 21, 2018.
Перевод подготовил Денис Прокуронов.
Читайте также